Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Чтобы упасть с лошади, надо на нее взобраться.
Андрей Миронов, советский актёр
Latviannews
English version

Андрей Алексеев: «Недостижимых целей не бывает»

Поделиться:
Андрей Алексеев.
Правду говорят, что талантливый человек талантлив во всем. Глава одного из крупнейших торгово-промышленных предприятий Латвии — SIA Severstal Distribution — Андрей Алексеев это полностью подтверждает. Он не только успешный топ-менеджер, выводящий предприятие в лидеры в любых экономических условиях, но еще и умелый сыровар, винодел, мастер по копчению, вялению и пивоварению. Впрочем, начался наш разговор, конечно же, с главного для него — с производственной темы.

Парадоксы бизнеса

Компания SIA Severstal Distribution в прошлом году сообщила о сокращении производства, а по итогам 2016 года увеличила объем продаж на 26%. Как вы объясните этот парадокс?
Причин сокращения несколько. Во-первых, производство в нашей стране дорожает — растут прямые и косвенные налоги, в том числе и из-за обязательной закупочной составляющей увеличилась стоимость электроэнергии. Мы постоянно контролируем свои расходы, и анализ показал, что эксплуатация одной из производственных линий стала слишком дорогой — неэффективной. Это линия по производству трубы, которую мы, как и планировали, закрыли. Остальные продолжают выпускать продукцию для стран Европы.

Во-вторых, в Европе в прошлом году на холоднокатаный прокат из России были введены антидемпинговые пошлины, которые сделали продукцию Северстали неконкурентоспособной по цене для европейских потребителей. Это угрожало нам снижением объема производства. Но самое плохое в том, что мы могли сорвать поставки нашим европейским клиентам — потребителям, у которых есть свои четко спланированные производственные программы. Мы сохранили репутацию надежного и ответственного поставщика, а также поддержали объем производства в Риге, в том числе за счет альтернативных закупок в других странах.

Безусловно, два упомянутых фактора оказали негативное влияние на бизнес, но мы заместили объем продаж этой продукции другими товарными группами. В итоге прошлый год был лучшим в истории работы предприятия. Антидемпинговая пошлина, как и любой кризисный фактор, заставила нас серьезно модернизировать внутренние процессы, что повысило эффективность нашего бизнеса в Европе.

Легко ли переключиться на другие товарные группы? Существует ли сегодня дефицит чего-то или это понятие ушло в прошлое?
Дефицит на рынке металла бывает, но он краткосрочен — длится несколько недель или месяцев, потому что, как правило, он спекулятивный, то есть спровоцированный ценовыми колебаниями. Реальное потребление металла в Европе растет медленно — на ближайшие 5 лет эксперты прогнозируют прирост по 1,3% в год. Но классика маркетинга говорит о том, что на рынке есть 5% потребителей, которые готовы сменить поставщика. Вот за счет этих «5%» мы и растем от года к году, доказывая клиентам в ЕС, что самые лучшие и эффективные предприятия находятся в Латвии.

Как стать эффективным

Какими волшебными словами или уникальными действиями вы привлекаете к себе этих клиентов?
Уникальности предложения на большинстве рынков нет, забудьте это понятие. Сегодня рынок изменился, технология больше не ключевой фактор успеха. Всё можно скопировать — продукты, технологию их производства. Если 100 лет назад за счет нового оборудования можно было вытеснить конкурентов, то сейчас предприятия-конкуренты быстро внедрят вашу успешную технологию. Лет 30 назад ваши изобретения защищали бренды, сейчас потребитель часто не готов переплачивать, и выбирает пусть не такой выдающийся по качеству, но более доступный по цене продукт. Информационное пространство открыто, скорость передачи информации фантастическая, конкуренты не спят и запускают более дешевые аналоги ваших продуктов — не тратя времени и средств на их разработку, они копируют ваши продукты, ваш сервис, ваше предложение.

Вообще, сталь — это изначально стандартный продукт, он должен соответствовать стандартам независимо от производителя. Поэтому мы привлекаем клиента тем, что обеспечиваем ему надежный сервис снабжения металлом. Одинаковый в Латвии, Финляндии, России, Украине, Польше. Клиентам с нами выгодно, они нам доверяют.

Сделать реинжиниринг любого бизнеса, повысив его рентабельность — не сложно. Не сложно, потому что сейчас единственное конкурентное преимущество не продукты или оборудование, а системы управления и бизнес-процессы. Но рынки динамичны, приоритеты клиентов меняются, поэтому системы управления и бизнес-процессы тоже не могут застыть, их надо постоянно корректировать — улучшать на основе требований клиентов. Именно внутренняя эффективность дает самые хорошие результаты и практически не требует инвестиций. Наше предприятие прямое тому доказательство.

Преимущество в переменах

Если всё поддается копированию, то как вы защищаетесь от конкурентов?
Вот как раз путем совершенствования системы управления и бизнес-процессов.

Классические системы управления, распространенные сейчас, создавались в 60-70-х годах прошлого века, и сегодня это уже нафталин. За последние 10-15 лет созданы новые компании с многомиллиардными оборотами и совсем другими принципами управления, их успешность завораживает. Многим кажется, что их подходы парадоксальны, но именно за ними будущее. Поэтому Северсталь сегодня уходит в интернет-продажи металла. Поэтому мы создаем функциональные управленческие центры, порой находящиеся за тысячи километров от места, где происходят бизнес-процессы. Поэтому мы на несколько дней переводим основных специалистов на работу в смежные дирекции. Цель всех этих изменений — эффективное использование акционерного капитала и счастье наших клиентов.

Гибкая система управления способна к саморегулированию и самосовершенствованию. Реальный эффект, который мы получили: контролируемые затраты по продаже 1 тонны металла за три года снизились в 3 раза (с 39 до 13 USD/т). И это только начало. Одновременно эффективность работы выросла в 2 раза — объем продаж повысился с 800 тонн до 1700 тонн на человека в год.

Главное достоинство таких подходов — они позволяют постоянно менять организацию, причем делать это безболезненно для бизнеса, без инвестиций. И, что самое главное, эти изменения несут благо конкретным клиентам. Мы реализуем изменения на основе обратной связи для более компетентного и профессионального обслуживания потребителей. И все время меняемся. Скопировать то, что постоянно меняется, невозможно. В этом заключается наше конкурентное преимущество.

Основной инструмент системы управления это живой интеллект, наши люди. Руководители делегируют часть своих функций сотрудникам, стремятся задействовать весь потенциал своего персонала. Все функциональные подразделения наделены полномочиями и ответственностью за результаты своей деятельности. Эта система хороша еще и тем, что развивает творческое начало сотрудников, позволяет им самореализоваться.

Ключевые условия успеха

По сути такая же система функционального управления действует в управлении государством, где министерства ответственны за конкретные функции. Почему же эта система еще не привела нас к процветанию или устойчивому росту благосостояния населения?
Я бы не стал так драматизировать! Уровень жизни по сравнению с концом прошлого столетия значительно вырос.

Да, система управления как раз такая — функциональное управление. И она может работать, но не хватает нескольких ключевых условий: нет четких целей, непонятна мотивация управленцев, нет или почти нет нацеленности на обратную связь с партнерами — обществом, бизнесом.

Первое — цели. У Латвии есть стратегический план развития с оцифрованными целями, которых страна должна достичь? Как идти к этим целям — кто-то оценивал, как бюджет Латвии 2017 года вписывается в стратегию развития страны? С большой долей вероятности, предположу, что нет. У нас уже стало традицией при планировании бюджета повышать или вводить новые налоги (кстати, к этому времени бюджеты предприятий уже утверждены и им надо искать источники покрытия дополнительных расходов). То есть цели неочевидны.

Второе — мотивация достижения целей. Современные системы управления основаны на делегировании очень больших степеней свободы и потому требуют доверия и ответственности, высочайшей самомотивации и вовлеченности, желания и умения лидеров проводить изменения. С другой стороны, есть и саморазрушающая сила — это терзания и сомнения, порожденные страхом. Я разделяю христианские ценности и убежден, что страх возникает только от неверия. Человеку с сильной убежденной верой чужды страхи.

Кто может дать людям веру в силу страны и ее экономики, веру в социально-политическую стабильность веру в будущее? Лидеры государственной системы. Вспомните, как выступление — просто выступление (!) — лидера Китая несколько лет назад остановило панику в банковском и финансовом секторе огромной страны, люди поверили и успокоились. Почему поверили? Потому что есть надежный социальный контракт граждан и государства, есть вера в лидеров.

В истории есть много примеров тому, как такая вера стимулировала экономический рост и останавливала кризисы. Ведь именно вера в лучшее будущее и в свои силы помогла Латвии пройти через 90-е годы, восстановить независимость страны. Во что мы верим и чему доверяем сегодня? Я, например, искренне верю, что Северсталь — великая компания с блестящим будущим. Эта вера передается, она есть у очень многих моих коллег. Это внутреннее чувство помогает нам работать не только за вознаграждение, но и во имя нашей веры. Во что мы верим в стране — не могу прокомментировать, не чувствую этого…

Третье — обратная связь от клиентов. То есть для государства — от нас с вами. Есть Торгово-промышленная палата (LTRK), Конфедерация работодателей (LDDK), отраслевые ассоциации — все они формируют предложения от своих членов и доносят их чиновников. На самом деле большой успех, что LTRK и LDDK наконец услышаны — их предложения по налоговой реформе, возможно, воплотятся в жизнь.

Но это не единственные предложения. Государство должно быть более гибким и оперативным, чтобы обеспечить поддержку своей экономике. Я неоднократно повторял: чтобы экономика была сильной, бизнесу не нужна никакая прямая поддержка, он должен оставаться эффективным и самостоятельным или меняться. Но для бизнеса можно и нужно создать комфортные условия для развития. Причем бизнес должен видеть в государстве партнера, в том числе в органах госконтроля. Для этого надо слышать предпринимателей, надо оказывать им консультационную поддержку, формировать линию стратегического развития народного хозяйства.

Смысл жизни

Вы сказали, что система функционального управления стимулирует творческое начало сотрудников. А есть ли при росте производительности труда время на самореализацию, в том числе вне работы?
Мир стремительно меняется, стремительно меняются люди. Мне на глаза как-то попался свод правил работы нотариальной конторы 17-го века в Риге. Сотрудники были обязаны приносить с собой свечи, уголь для отопления и писчую бумагу. Они были обязаны выражать почтение и вставать не только перед хозяином, но и перед членами его семьи. Кажется дикостью, правда? Это все ушло в историю, как уходят в историю системы управления персоналом по регламентам. Организации, не замечающие людей и погрузившиеся в мутную бюрократию регламентов, удобрят почву для новых корпораций, принимающих новый мир и верящих в его творческое начало.

Толчок к развитию организации в наши дни дает именно творческое начало. Понимание самого сотрудника о том, как сделать свою работу эффективнее, развивает организацию и помогает управлять ею. Современные системы управления предусматривают делегирование задач и разделение ответственности, вследствие чего человек начинает искать какие-то новые, комфортные для него решения, в этом есть большая доля творчества. Человек привыкает к изменениям, не боится их. Почувствовав успех, он верит в свои силы и с интересом смотрит за новые горизонты. Кстати, рост производительности и заключается в том, что мы совершенствуем процессы, упрощаем их, избавляемся от ненужного, обременяющего — высвобождаем время на основные работы, развиваемся в нужном направлении.

Пожалуй, единственный смысл жизни состоит в самореализации, и это точно не «сидение в офисе». Думаю, мы со временем придем к набирающей популярность модели, при которой работник ходит в офис три раза в неделю, а остальное время распределяет сам, успевая выполнять все свои обязанности. Так что останется время и на самореализацию вне работы.

От сыровара до винодела

В чем помимо работы лично вы нашли себя?
Я пока еще грешу увлечением работой, о чем моя семья регулярно напоминает. Это мой внутренний конфликт последнего времени…

Я, к сожалению, человек без профессии. Что я умею? Строить системы управления, формировать и развивать команды; постоянно искать что-то новое и необычное; не верить в авторитет исторических подходов; жить с уверенностью, что нет недостижимых целей. Еще умею заражать этой верой людей вокруг себя и провоцировать их мыслить парадоксами, а не стандартами. Могу принимать решения. Вот, пожалуй, и всё. Можно ли в этом найти себя? Наверное, нет…

Я люблю свою семью, люблю делать подарки окружающим меня людям. Причем речь не идет о подарках, купленных за деньги. Я освоил дома технологии изготовления сыра, копчения мяса, колбас, вяления окороков, пивоварения, изготовления игристых вин из яблок, слив, березового сока. Приобрел или изготовил огромное количество всяческого домашнего оборудования для этих целей. И мне иногда это доставляет большое удовольствие. Для удовольствия могу сварить в пятницу сыр, а утром сделать из свежего сыра моцареллу и накормить завтраком всю свою семью. Или подарить друзьям полдюжины своего пива и пару колечек своей сыровяленой колбасы. Близкие люди рады, а мне изумительно приятно!

Александр Веселов, "Открытый город"
 

21-06-2017
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№7-8(100-101)Июль - Август 2018
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Вячеслав Домбровский: <<Согласие>> строит мост между двумя общинами >>
  • Дональд Трамп, каким его никто не знает
  • Ксения Собчак ловит тишину в Юрмале
  • Любимый оформитель Пугачевой живет в Риге
  • Кино великого Маэстро