Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
А что останется после нынешнего поколения? Их эсэмэски будут издавать в назидание потомкам?
Сергей Капица, российский учёный-физик, телеведущий
Latviannews
English version

Леонид Логинов: «В Латвии невозможно быть успешным»

Поделиться:
Леонид Логинов/bpoports com.
В Латвии невозможно быть успешным, утверждает уходящий в отставку Леонид Логинов, 19 лет возглавляющий Управление Рижского свободного порта (РСП). «Люди у нас очень завистливые. И слишком доверчивые, их легко зомбируют разными методами и с разными целями», - признался он в интервью журналу «Открытый город».
 

Угольный дождь или спрос на натуральное

Этой зимой на Рижский порт буквально обрушился поток угля, который не смогли переработать российские порты. Эта ситуация стала для вас неожиданностью?
Я еще три года назад предсказывал, что так будет.

Вы что, обладаете даром предвидения?
А что я тут почти 20 лет делал? Во всем есть своя логика. Мир круглый, поэтому рано или поздно все встает на свои места. Если мы создали уникальный терминал с уникальной глубиной на Балтийском море, это рано или поздно должно принести свои плоды. Конечно, важно, на каком расстоянии он находится от России. И еще — за какую цену на нем отгружают. Когда это все сложить, то можно делать прогнозы.
Бизнес бывает жестоким, иногда трудно представить, что будет завтра, потому что главные игроки не раскрывают своих намерений. Но все-таки кто-то этими рычагами крутит-вертит. Вот в 2008 году был финансовый коллапс — его же кто-то организовал! Две или три семьи в мире располагают такими возможностями. А потом уже все посыпалось как карточный домик. Но деньги никуда не пропали, никто их не сжег, просто они перешли от одного к другому. Да, по ходу всех этих процессов кто-то разоряется, кто-то обогащается. Это и есть бизнес.

В прогнозах на 2016 год вы закладывали падение грузооборота на 10%. Судя по показателям декабря, этот минус будет меньше?
Вы знаете, мы полагаем, а Бог располагает.

Бог, который послал вам уголь, в данном случае, это кто?
Ситуация на рынке. Уголь, как и рубль, привязан к энергетике, к цене на нефть. Как только она поднялась с 40 до 58, и уголь, соответственно, тоже поднялся. Владельцы начали его продавать. Россия в собственных портах захлебнулась углем, еще и нас накрыла. У нас этот уголь стоит по всей Латвии, 250 не разгруженных эшелонов!

В 2017 году такое положение сохранится?
Конечно. В прошлом году в Лиссабоне прошла конференция угольщиков, где собрались специалисты со всего мира. Я туда съездил познакомиться, узнать, что происходит, и услышал, что Германия строит 10 новых термоэлектростанций на угле. Она главный европейский заказчик.

Одно время казалось, что эра угля прошла.
Уголь — натуральный продукт, а сейчас, как вы знаете, спрос на все натуральное. В том числе на газ. Но он дорогой, а российский уголь очень эффективный. А вот атомные электростанции будут закрываться.

Рижский порт российским не конкурент

Мощности своих портов россиянам все-таки не хватает?
И никогда не хватит. Для перевалки угля у них есть Усть-Луга на западе и Находка на Востоке. Каждый переваливает свои 15 миллионов тонн, и то — когда нет морозов. А все остальное идет к нам.

Получается, угрозы россиян о полной переориентации грузов на свои порты – это лишь политические заявления?
Понимаете, России, как и многим другим странам, иногда необходима шоковая терапия. Вот когда человека обливают холодной водой, он сразу просыпается. Так и там: пять лет назад стукнуло минус 30-35 градусов в декабре — и все порты замерзли, все встало. Корабли в Финском заливе стояли по 3-4 месяца во льду. И 7 ледоколов, включая атомный, ничего не могли сделать.

Поэтому я никогда не поверю, что Россия все свои ресурсы проведет через собственные порты, это нереально. Да и неправильно. Хотя сначала она все-таки будет искать какую-то альтернативу у себя. Сейчас, например, россияне строят на Черном море, рядом с Керченским мостом, Таманский порт, где будет огромный угольный терминал. В Мурманске тоже что-то строят. Все это хорошо, но из Тамани в Германию не поедешь. И из Мурманска тоже. А главный получатель угля это Европа: Германия, Англия.

Судя по всему, вы научились не поддаваться панике в отношениях с Россией. Как вам это удается?
Вы знаете, несколько лет назад к нам приезжал господин Соколов, как только его назначили министром путей сообщения России. Сидели мы тут, разговаривали, и я все время старался подчеркнуть, что мы не собираемся конкурировать с российскими портами. Понятно, что каждому хозяину свой карман ближе. Но мы хотим быть следующими. А тут у нас много конкурентов — литовцы, эстонцы, финны, поляки. Он удивился: ах, так? Я говорю: конечно, мы даже готовы вам помочь, у нас есть два ледокола, какие-то грузы можете сюда переправить, если возникнет стихийная ситуация. И он остался очень доволен тем, что мы так открыто говорим, что у нас нет желания конкурировать с Питером, Усть-Лугой или Мурманском.

Каждое географическое положение сильно тем, что у него есть. Хотя бывают и курьезы. Например, когда кузбасский уголь идет через Ригу, чтобы попасть в Китай. А ведь от Кузбасса до Китая рукой подать.
Что касается угля, так Рижский порт скоро сможем загружать самый большой корабль, так называемый кейпсайз, до 150 тысяч тонн. Максимальная выгода — вместо трех панамаксов один кейпсайз.

До сих пор вы такие корабли не загружали?
Нет, они не могли сюда войти, им нужна глубина фарватера до 17 метров, которую мы только создаем. Но, думаю, что первый кейпсайз войдет уже в этом году. Все к этому идет. К сожалению, наш стивидор, компания Riga Coal Terminal, все время противился тому, что надо переезжать на Криеву сала, где больше возможностей для этого.

А почему противился?
Потому что на старом месте хорошо, уютно, деньги вкладывать ни во что не надо. А то, что вокруг их терминала пыль, шум, что жителям это не нравится, им наплевать. Если бы не их близорукость, новый терминал уже работал бы в прошлом году. А сейчас они просят россиян уменьшить выгрузку, потому что вдруг уголь повалил.

Нужно вернуться к 40 миллионам тонн

Когда вы строите планы на год, то из чего исходите?
Управление порта тут ориентируется на игроков рынка. Основные организаторы перевалки грузов — частные терминалы. Они заключают договоры на следующий год, а мы просто берем у них информацию и обобщаем. В 2016-м они заявляли, что будет уменьшение примерно на 10%. И так бы было, если бы вдруг не поднялась цена на нефть и уголь.

А какие прогнозы вы сделали на 2017-й?
Рижский порт должен вернуться к цифре перевалки в 40 миллионов тонн. Хотя и на этот год у нас запланировано 10% падения, но это опять-таки план портовых предпринимателей. Порту надо вернуть нефтепродукты, это реально.

За счет чего?
Если белорусы вернут объем сырой нефти из России, а они пытаются договориться, то и у нас ситуация изменится. Не будет же Новополоцкий нефтеперерабатывающий завод на 30% простаивать! Я не думаю, что Россия будет дразнить белорусов или белорусы — Россию. Кроме этого с белорусами идет разговор и о калийных удобрениях. У нас нет такого терминала, но мы можем его построить, есть место для этого.
Поймите, сам порт может только инфраструктуру обеспечить. Вот сейчас доведем до ума Криеву сала, углубим фарватер до 17 метров — и программу развития можно считать законченной. Есть еще план увеличить железнодорожный парк. Как оказалось, вагоны поставить негде. Я уже не говорю о том, чтобы разгрузить. Вагоны, которые идут на Латвию, стоят сегодня даже в Беларуси. Эшелонами! Это простой, за который надо платить. Вот эту проблему мы должны решить.

А дальше порту развиваться некуда. Железную дорогу мы построили на Кундзиньсале, причем сами, без LDZ, они ни копейки не вложили в развитие территории Рижского порта — даже для собственных же нужд. На Криеву сале мы тоже построили железнодорожную станцию. Территория порта вся сдана в аренду. Так что все, что зависит от Управления порта, сделано. Остальные 99,9% будут зависеть от отношений между Латвией и Россией. Сможем мы возобновить наши давние позитивные контакты, без всяких угроз танков и прочего негатива, тогда можно ожидать позитивных перемен.

У Рижского порта есть еще один ресурс — круизные корабли, число которых все время растет.
Да, и у порта есть план построить еще один причал на левой стороне Даугавы. Ведь круизники должны в центр города приходить, чтобы у туристов было больше времени провести в городе. Но пока Госинспекция по охране памятников культуры не дает разрешения. Хотя план такой есть.

Конкуренция со стороны западного побережья

Получается, вы, как руководитель порта, свою задачу максимально выполнили.
Конечно. Ситуация сейчас такая, что следующему управляющему очень легко будет работать. Уже все сделано. Есть карета, которую надо было толкать, пока она не начала двигаться. Теперь она едет сама. А мне сейчас приходится заниматься совершенно другими делами. Суды, прокуроры, госконтроли и всякое такое.

В январе суд Зиемельского предместья оправдал вас и вашего заместителя Айгара Печакса в связи с обвинением в злоупотреблении служебным положением — незаконных пожертвованиях и противозаконной выплате премий.

Одна инстанция оправдала, другая будет рассматривать.

Как вы расцениваете предъявленные вам обвинения?
Как чистую конкуренцию.

С чьей стороны?
Со стороны западного побережья. Печально, что для этого используют «образованных специалистов», работающих в государственных структурах. В Госконтроле, в частности. Руководитель комиссии Госконтроля, которая проводила в порту аудит, до этого работала секретарем в суде. Этим и воспользовались. Причем она мне не задала ни одного вопроса, хотя при подобных аудитах всегда проводят интервью с руководителями. И сделала вывод, что в порту украли 41 миллион. Если меня судят за то, что мы перечислили деньги в госказну, для Государственного мореходного училища, чтобы оно не закрылось, а могло работать, учить будущих специалистов, тогда, извините, в нашей стране что-то сильно не в порядке.

Насколько я помню, все 19 лет вашего управления портом на вас сыпались нападки. И это всегда были конкуренты?
Нет, еще была политика. Каждая новая политическая кампания начинается с того, что Логинова надо снять с работы. А за что, почему? Мы же все время развивались. Вентспилс и Лиепая теряли грузооборот, а мы постоянно показывали прирост. Но народу, видимо, очень хочется, чтобы Логинова на Домской площади повесили.

В Латвии вообще невозможно быть успешным. Люди у нас очень завистливые. И слишком доверчивые, их легко зомбируют разными методами и с разными целями.

Наверное, не только у нас...
И все-таки в Латвии есть своя специфика. Да, люди у нас очень старательные, образованные, умные, но... Латыши сами говорят: у двух латышей лучшая закуска — это третий латыш. Такого нигде нет, во всяком случае поблизости. Может, в Африке где-то есть, где реально съедают.

Я 6 лет в Эстонии работал, у меня там куча друзей, жена у меня была литовка, я хорошо знаю эти народы, они совершенно другие. Причем, речь не только о латышах, а шире — о жителях Латвии, тех, кто здесь долго живет, они все ассимилировались и стали похожи.

Почему-то все думают, что порт живет на государственные деньги. Но мы не берем у госказны ни копейки. Мы сами зарабатываем и вкладываем в нее в виде налогов 600 миллионов евро каждый год!

Картина от Ли Пена

В конце минувшего года Латвия торжественно приняла тестовый контейнерный поезд. В те же дни для участия в саммите «16+1» в Риге побывал премьер-министр Китая Ли Кецян. Насколько перспективным для латвийского транзита может быть китайское направление?
Мое мнение, что мы можем быть интересны Китаю лишь как территория для вложения денег. Сегодня не нужны войны, чтобы захватить территорию. Можно все купить. Купили — и завтра все стало китайским. К счастью, в Латвии нет ни золота, ни нефти, поэтому у китайцев нет желания это делать.

Хотя они выделили на развитие Рижского порта миллиард долларов! У меня даже документ от китайского банка остался. Но было одно условие — осваивать их будут китайские компании. Мы говорим: хорошо, но мы же не деньги перегружаем, нам груз нужен, что мы будем грузить при этом? Они говорят: а это ваша проблема.

Есть и еще одна причина, по которой мне трудно поверить в китайское направление. В 2000 году за этим столом сидел великий китайский коммунист Ли Пен. И своей рукой нарисовал картинку, как будет жить и работать Китай. Она сейчас висит у меня на стене. Смотрите, вот Шанхай. А вот Роттердам. Между ними прямая линия. Они эту линию организовали в прошлом году, создав проект под названием Большой камень. Он находится в Беларуси. Теперь они могут прямо ехать через этот Камень в Западную Европу. Зачем им Рига?

Но она может понадобиться ради веточки в Северную Европу. С помощью проекта Дуйсбург-2 РСП мог бы встроиться в крупный китайско-немецкий проект.
Верно. Рига — это единственное соединение со Скандинавией. Не только ближайшее, но и самое правильное. У нас есть ежедневное паромное сообщение со Скандинавией, в частности, со Стокгольмом. У наших конкурентов паром идет на юг Швеции, а территория Швеции все-таки 800 километров. В ту же Норвегию тоже лучше всего попасть через Ригу–Стокгольм–Осло, это самый короткий путь.

Вот это направление мы пытаемся развивать. Даже уже было соглашение с турками, которые хотят попасть в Скандинавию. Они сейчас едут через всю Европу автомобилями. Это дорого, долго и есть определенные ограничения. Вопрос: захочет ли Скандинавия принимать столько грузов, сколько те могут послать. Кстати, по Скандинавии мы сейчас работаем и с узбеками, которые тоже хотят свои продукты туда везти. Скандинавский рынок интересует всех, у кого есть контейнерный груз.

А на чьей стороне сейчас мяч по Дуйсбургу?
Мы ведем с ними переговоры, представители Дуйсбурга сюда приезжали.

Конечно, получать грузы из Китая в Дуйсбурге, а потом через всю Германию и Данию отправлять их в Скандинавию немцам неудобно и дорого. Зачем этому грузу делать такой крюк, если он может из Минска через Ригу туда попасть?
С другой стороны, у грузоотправителя есть 31 вариант, как везти. По морю вокруг, кстати, самый дешевый вариант, самый долгий, но и самый дешевый — контейнер отправили из Китая в Осло, он туда пришел и там разгрузился. Нет проблем. А если другими путями везти, то будет дороже. Когда смотришь на карту, кажется все просто, и Рига в центре внимания Китая. А это не так. Потому что каждая операция стоит денег. И чем больше операций, тем дороже перевозки.

Но вопрос еще в том, что везти. Приезжали к нам Cosco и China Shipping, две крупнейшие в мире компании, которые занимаются и кораблестроением, и перевозками контейнеров, и сами являются собственниками контейнеров. Я им говорю: приезжайте кораблем в Ригу, мы вам углубление сделаем, выгрузку. Они: нет проблем сюда прийти, кроме одной — груз. Судно выходит из Шанхая с 12 тысячами контейнеров. 10 тысяч предназначены Северной Европе. А для Латвии — две. Говорят, вот когда вы будете брать 10 тысяч, а 2 отдавать туда, да еще сделаете цену дешевле, тогда мы будем ходить к вам напрямую.

Но это мечта. Это может быть тогда, когда экономический рынок принципиально изменится. Когда возникнет хаб, которым будет пользоваться Латвия, Эстония, Литва, Финляндия, Швеция, Россия, Беларусь.

Думаете, мы с вами до этого доживем?
Сомневаюсь.

Татьяна Фаст, "Открытый город"




 
02-03-2017
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№5(110)Май 2019
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Большая игра Даны Рейзниеце - Озолы
  • Замок для либерального националиста
  • В латышских школах зазвучит русская речь
  • Барышников у Херманиса репетирует  Папу Римского
  • Звезда по имени Российская
  • РКИИГА - 100 лет!