Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Слова только мешают понимать друг друга.
Антуан де Сент-Экзюпери, французский писатель
Latviannews
English version

Маятник богатства: 11 баловней судьбы из Вентспилса

Поделиться:
Янис Зелменис/LETA.
В истории латвийского капитализма приватизация отечественными бизнесменами вентспилсского нефтетранзитного комплекса, их взлет и последовавшая за этим разрушительная «транзитная война» занимают особое место. Поэтому ценность представляют любые детали. В книге присяжного адвоката Яниса Зелмениса «Маятник богатства, или Приватизация Ventspils nafta и мифы об офшорной паутине Зелмениса», главы из которой с любезного позволения автора публикует «Открытый город», таких свидетельств хоть отбавляй.

Личности и персонажи

 

Жили-были в Вентспилсе одиннадцать парней, и стали они успешными и счастливыми предпринимателями, пока вражда, зависть и жажда мести не разлучили их.

То были (и есть) одиннадцать бенефициаров транзитных предприятий Вентспилса, которых судьба — историческая ситуация, везение — вознесла на вершину прибыльного транзитного бизнеса, откуда они так быстро упали из-за человеческой слабости и неспособности найти общий язык ради общего дела.

Не буду тут перечислять этих одиннадцать человек в алфавитном порядке. Назову их по степени влиятельности — в моем понимании, по моей оценке, исходя из увиденного, услышанного и накопленного за эти годы опыта и сделанных выводов. Это Айвар Лембергс, Олег Степанов, Олаф Беркис, Игорь Скокс, Янис Блажевич, Мамерт Вайвадс, Улдис Пумпурс, Лаймонис Юнкерс, Владимир Крастиньш, Геннадий Шевцов, Валентин Кокалис.
После восстановления независимости Латвии в период с 1990 по 1995 год этим одиннадцати парням удалось создать собственный «кооператив» по транзиту нефти и нефтепродуктов, в состав которого в разные годы входило более ста предприятий под разными названиями. Главными из них были Ventspils nafta и Ventbunkers.

Стремительный рост богатства породил в головах этих людей червя подозрительности, зависти и стяжательства, который в период с 2005 по 2007 год настолько поразил их мозг, что многие из них кинулись к прокурору давать показания о предпринимательской деятельности — и своей, и коллег.

Их мощная, прибыльная бизнес-империя рухнула за несколько месяцев. И нет смысла кого-то винить в этом, потому что просто — так бывает. Человек по сути своей ничтожен и слаб.

Главный герой

Кто главный герой всех этих историй о бизнесе, приватизации и жизни как таковой? Обычно это тот, кто принимает решения и убеждает большинство в их необходимости. Главный герой нашего повествования — одним на радость, другим на горе — человек по имени Айвар и по фамилии Лембергс.

Много лет, мысленно складывая многочисленные факты в разные комбинации, я задавался вопросом: «Что такое Вентспилс? Город, в котором есть только Айвар, кучка верных ему людей и равновеликие ему инвесторы или все-таки это нечто большее?»

Попытаюсь воскресить в памяти и описать достойные упоминания выводы и факты. Не открою ничего особо нового, если скажу, что основу могущества вентспилсских предприятий заложил именно Айвар Лембергс — его идеи, мысли, способность убедить своих современников, завоевать симпатии и признание народа.

Родившийся в 1953 году в Екабпилсе он появился в Вентспилсе в 1977 году с дипломом экономиста в кармане после окончания экономического факультета Латвийского государственного университета имени Петра Стучки. Ответственные за распределение молодого специалиста приготовили для Лембергса вакансию инженера Вентспилсского припортового завода.

Практическая экономика и управление были не чужды молодому специалисту. В годы учебы он возглавлял студенческие строительные отряды, подрабатывал слесарем и управлял хозяйственными делами комсомольской организации университета в статусе заместителя секретаря.

В период работы Лембергса на Вентспилсском припортовом заводе он был назначен заведующим отделом городского комитета комсомола, а затем — инструктором горкома партии, заведующим отделом пропаганды и агитации.

В 1987 году Лембергса перевели в Ригу инструктором Центрального Комитета партии, а уже в октябре 1988 года он вернулся в Вентспилс кандидатом на вакантную должность председателя городского исполнительного комитета. Депутаты народного совета без особых проблем избрали энергичного трудягу на высокую должность, которую он занимает и по сей день. Депутатам хорошо запомнилось умение Лембергса по-хозяйски вникать в городские проблемы, его энергичная деятельность и умение убеждать других.

Лембергс блестяще «ухватил» экономическую мощь Вентспилсского порта и значение грузопотоков. Благодаря неустанной работе и целеустремленности, умело оперируя аргументами, вникая в политическую и экономическую ситуацию, человеческие характеры, он за короткое время приобрел в городе всеобщее уважение и авторитет.

Его умение понимать политические процессы в государстве и мире позволило ему выдвинуться в лидеры и тогда, когда менялся строй. Получилось, что он, диктатор по своей сути, наибольших успехов достиг как раз тогда, когда началась реальная демократия. Городским головой — первым лицом города с правом решающего голоса — он стал именно благодаря демократии, благодаря поддержке народа. Он был избран и в Верховный совет и стал одним из представителей народа, проголосовавших за восстановление независимости Латвии.

Когда советская империя стала рушиться, Лембергс хорошо понял: возник частичный, но значительный правовой вакуум, и этим можно прекрасно воспользоваться, пока этого не поняли другие и пока этот вакуум не будет заполнен соответствующими законодательными нормами.

Лембергс принимал участие в приватизации государственной собственности, руководствуясь тогдашними законами и нормативными актами, разработанными и принятыми правительствами Ивара Годманиса, Мариса Гайлиса, Валдиса Биркавса, Андриса Шкеле, Гунтарса Крастса, Вилиса Криштопанса и других. За имущество, полученное в процессе приватизации, Лембергс вместе со своими партнерами по бизнесу расплатился сполна — в соответствии с законами и нормативными актами — и приватизационными сертификатами, и деньгами.

Лембергс использовал приватизацию по максимуму. Его подход: увеличивать состояние, максимально используя все легальные возможности. И еще: чтобы эти возможности можно было использовать, их нужно иметь. У Лембергса такие возможности были, у других не было. Не все же в канун приватизации работали в советской номенклатуре в области экономики. Лембергсу повезло в жизни — по счастливому стечению обстоятельств он занимал ответственную должность в портовом городе. Свои обязанности он выполнял добросовестно, при этом понимая, какие возможности открывает перед ним его пост.
Если бы меня попросили образно рассказать о начале приватизации в Вентспилсе, то я бы описал ее так: Айвар Лембергс собрал на берегу реки Венты десять знакомых и надежных людей — бывшего многолетнего директора Кандавского совхоза-техникума Мамерта Вайвадса, директора совхоза Užava Улдиса Пумпурса, бывшего первого секретаря Вентспилсского городского комитета коммунистической партии Яниса Блажевича, портового техника Геннадия Шевцова, многообещающего молодого человека с комбината бытового обслуживания Игоря Скокса, бывшего учителя труда, воспитателя, сотрудника порта Олафа Беркиса, а также серьезного начальника Вентспилсского торгового порта Олега Степанова, бывшего заведующего партийным отделом внешних связей Лаймониса Юнкерса и ответственного представителя Министерства минеральных удобрений СССР Владимира Крастиньша.

Обращаясь к собравшимся, Лембергс сказал: «Ребята! Пришло время, когда мы сможем стать зажиточными и сами управлять собственностью своего города. Давайте же держать все в своих руках и чужих сюда не пускать. Приватизация бывает раз в тысячу лет. Так воспользуемся же этим и станем локомотивом этих возможностей».

Я часто общался с Лембергсом, и никогда он не производил на меня впечатления романтичного или идеологически зашоренного человека. Наше общение всегда строилось на рациональной, а не эмоциональной или субъективной основе. Я считаю Лембергса гением, обладающим выдающимися умственными способностями и трудолюбием, и в то же время имеющим серьезные слабости. Его главный недостаток — неспособность быстро признать свои ошибки, отрешиться от разногласий, открыть новую страницу в человеческих отношениях и идти дальше. Характерная черта Лембергса, которая сначала была основой его достижений, а затем погубила бизнес-отношения, это упрямство. Нельзя не сказать и о властном характере Лембергса.

Вначале вентспилсские предприниматели обходились без четко сформулированных договоров, регулирующих отношения между участниками, жестко определяющих распределение акций, их стоимость, механизмы покупки и продажи. Когда начались разногласия, это и сработало против них.

Ребятам не хватило гибкости. Упрямство взяло верх и в конце концов ссоры привели к трагедии, утрате бизнеса и бесконечным судам.

Судя по информации из всевозможных залов суда, которая появляется в печати, до сих пор остается спорным вопрос: как можно доказать, что Вайвадс, Степанов, Беркис, Скокс, Блажевич, Пумпурс, Юнкерс, Крастиньш, Шевцов, Кокалис и другие были акционерами многих предприятий? Есть ли у них какая-то бумага, какой-то документ, доказывающий права собственности? Весь ход событий доказывает, что у большинства из них убедительных бумаг нет.

(Продолжение следует)

Янис Зелменис, "Открытый город"
 

11-02-2017
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать