Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Признание проблемы – половина успеха в ее разрешении.
Зигмунд Фрейд, австрийский невролог
Latviannews
English version

7.Обманутые и обманувшие

Поделиться:
Съемочная группа "Созвездия стрелков" у городского комитета комсомола после получения премии. Фото Вайры Страутниеце.

В Латвии фильм «Созвездие стрелков» вызвал настоящее потрясение. О нем много писали, на него ходили трудовыми коллективами, обсуждали на собраниях. Надо сказать, что национальное документальное кино, начиная с 60-х годов, было заметным фактом общественной жизни, и не было обделено вниманием. Но на этот раз Юрис превзошел своих более именитых коллег. Самую крупную премию страны – государственную – ему дать не рискнули, -- побоялись, что Москва может не одобрить, но премию рангом пониже все же дали. Это была премия Ленинского комсомола.

Фотокамера Вайры Страутниеце застала съемочную группу «Созвездия стрелков» у дверей городского комитета ВЛКСМ после получения премии. Молодые, веселые, они радовались успеху и смеялись над мизерной суммой, которой могло хватить разве что на хорошее застолье. Но получилось так, что не хватило и на него.

В суете Юрис положил папочку с конвертом на подоконник на лестничной клетке и забыл.


Поначалу он об этом никому не сказал, а потом идти в городской комитет искать было стыдно. Тем не менее банкет они организовали в тот же день на Рижской киностудии. Приехали туда в прямом смысле слова на белом коне, который доставил группу на санях прямо к дверям киностудии.
 

Вот так съемочная группа прибыла на Рижскую киностудию. Фото Вайры Страутниеце

Компромисс, который спас картину

А вот Москва отнеслась к первой полнометражной работе Подниекса неодобрительно. Первую сдачу в Госкино СССР «Созвездие стрелков» не прошло. Чиновники требовали убрать и переделать целые эпизоды, особенно упоминание о 1937 годе, о репрессиях. Они возмущались убогой обстановкой, в которой сняты стрелки, черными гробами, в которых хоронят стариков – считалось, что ветеранов революции можно хоронить только в гробах, обитых красным кумачом.

Масла в огонь подлили и латвийские руководители – директор музея «красных» латышских стрелков Штейн и министр культуры Латвии Каупуж, которые писали на него доносы в Москву. Надо отдать должное характеру Подниекса, он не уступал, сопротивлялся как мог, доказывал, спорил. Перепалка зашла в тупик, фильм могли положить на полку. В конце концов, Подниекс согласился заменить один эпизод. В результате в русской версии фильма, которую сдавали в Москве, кадр с гробом в начале фильма убрали. В латышской версии, которую принимало Госкино Латвии, он остался. Принципиальные же вещи – 1937 год, тему репрессий – он отстоял.
 

Позже он часто будет вспоминать о своем компромиссе и жалеть об этом, но это был единственный способ спасти картину.

В конце концов фильм пошел и по Союзу, но небольшим количеством копий и остался там практически не замеченным массовым зрителем. Зато в профессиональной кинематографической среде Подниекса заметили и оценили. Уже не только как оператора, а как режиссера.

 

Успех фильма праздновали всей киностудией. Фото Вайры Страутниеце.

Переступая черту

Для меня остается вопрос: как судить документальный фильм спустя годы? Справедливо ли относиться к нему с позиций сегодняшнего знания? Доступности архивов и свидетельств? Если так, то практически все документальные фильмы можно списать в архив.
Мне кажется, в отношении документальных фильмов критерий должен быть один – стал или не стал фильм фактом искусства, открыл ли он что-то в человеке вообще. Так вот с этих позиций фильм «Созвездие стрелков», конечно же, стал открытием: материала, героев. Автор подошел к героям на такое расстояние, за которым обнажается душа. Это фильм о человеческих душах, уверовавших и заблудших. О страшной цене, которую пришлось заплатить целому поколению латышей за то, что когда-то переступили черту. Не важно, ради чего. Это фильм-предупреждение. Он вызывает бурю эмоций – боль, жалость, негодование, страх… Именно поэтому он -- факт искусства.

Мечтали о счастье и убивали

Есть в фильме и еще один пласт, как мне кажется, очень важный для автора. Начиная со «Стрелков» Юрис будет по крупицам собирать, если можно так сказать, латышскую душу. Искать, из чего она складывается, из каких кирпичиков: вот ответственность, вот дисциплина, склонность к порядку, законопослушность, а вот послушание, слепота, упрямство… Он хотел понять истоки силы своего маленького народа. И в этом смысле он был латышом. Но подходил он к этой латышской теме не узко, не провинциально, а очень ответственно, по гамбургскому счету.

Уже тогда он задумался о цене, которую народ платит за свое самоутверждение на этой земле.

В «Стрелках» это можно прочесть между кадров, но уже есть: что такое самообман, слепота… Какая это тяжелая ноша, которую люди несут в себе. «Да, стрелки мечтали о всеобщем счастье, -- говорил он, – но убивали. Поверили в идею – и пошли на грех. Оправдывает ли их вера чужие загубленные жизни, да и их собственные?».

Он не брался их судить даже спустя годы. Ведь сколько потом было таких, кого растоптала и использовала система. Афганцы, омоновцы… Для Подниекса это тоже будут люди, обманувшиеся и обманутые властью, как в начале 20 века латышские стрелки. Он понимал, что у каждого поколения собственная слепота, и что мы все допускаем, чтобы нами манипулировали – ведь так удобно, когда за тебя решают… Поэтому хотел предостеречь своих современников от ошибок, которые совершали их отцы.













27-10-2012
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№11(104) Ноябрь 2018
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Ирина Малыгина: "OLAINFARM будет развиваться так, как задумал отец"
  • Рак скоро перестанет быть болезнью, от которой умирают
  • Криштопанс готов построить с Трампом поле для гольфа
  • Друг Барышникова: "Миша в городе, и я снова нужен"
  • Рижская любовь Тургенева