Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Лучший в мире кинозал — это мозг, и ты понимаешь это, когда читаешь хорошую книгу.
Ридли Скотт, английский кинорежиссёр и продюсер
Latviannews
English version

Латвийские банки на американских горках – 9

Поделиться:
Олдрич Эймс/AP/Scanpix/LETA.
Freecity.lv продолжает публикацию документального расследования Татьяны Фаст и Владимира Вигмана. Роковую роль в судьбе «Banka Baltija» мог сыграть один из самых знаменитых двойных агентов конца 20-го века Олдрич Эймс. Начало здесь — 1234567, 8.

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

«СУПЕРКРОТ» БРОСАЕТ ТЕНЬ

ЦРУ во дворе

С «Восьмью люксами» связана еще одна тайна. Да такая, которая вполне годится на роль ключевой в «деле Лавента».

Если прогуливаться вдоль «Восьми люксов» по морю, то рядом с мрачной бетонной глыбой бывшего цэковского санатория, на высокой дюне, можно было увидеть двухэтажный розовый особнячок. Этот милый особнячок в дюнах у Александра Лавента арендовала... резидентура Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США.

Лавент был в курсе, что в доме установлена аппаратура спутниковой связи, проведены коммуникации, оборудована шифровальная комната. Возглавлял это подразделение, в которое входило три десятка человек, Ричард Палмер – официальный резидент ЦРУ по странам Балтии, работавший под «крышей» посольства США в Латвии. В розовом доме Палмер жил вместе с женой. Его часто видели на правительственных приемах, с ним встречался весь политический бомонд Латвии. Лавент был знаком с Палмером с 1993 года.

Соседство с центром ЦРУ ничуть не тяготило банкира. Аренду здания американской спецслужбой он называл «выгодной коммерческой сделкой».

Кстати, в июле 1992-го, когда Лавент с семьей продолжали активно пользоваться апартаментами «Восьми люксов», один из авторов этих строк был приглашен на празднование Дня независимости Соединенных Штатов, которое с размахом отмечалось в раскидистом дворе бывшего санатория ЦК КПСС. Двор имел выход к морю, и огромная толпа приглашенных, среди которых был и глава МВД, и министр иностранных дел, и другие уважаемые персоны, с бокалами в руках чинно прогуливалась мимо окон и лавентовской резиденции, и резидентуры ЦРУ. Если посольство США из всех примечательных мест Латвии выбрало для празднования своей независимости это, то, по-видимому, связи жильцов «Восьми люксов» с американцами были тогда вполне приемлемыми.

Осенью 1994 года произошла курьезная история. Фотокорреспондент газеты «Юрмала», ничего не подозревая, опубликовал снимок розового особнячка и земессарга, убиравшего вокруг него листья. Подпись гласила, что в этом здании располагается представительство американцев. Для ЦРУ это означало, что здание рассекречено. Место дислокации группы ЦРУ было решено сменить. Палмеру пришел отзыв, и он обратился к Лавенту с предложением о сотрудничестве.

Банкир предложение принял и назначил американца руководителем учебного центра «Banka Baltija», который разместился в доме, обжитом до этого резидентурой ЦРУ. «Конечно, я делал на него ставку, – говорил о Палмере позже Александр Лавент. – Это человек серьезного уровня, с большими знаниями, несколько лет руководил агентурной сетью по странам Балтии. Это совсем не значит, что он мне все рассказывал. Но когда вставал вопрос о решении каких-то проблем, он всегда мог подсказать элегантное решение».

О каких элегантных решениях шла речь, нетрудно догадаться. Нет сомнений, что Палмер располагал богатой информацией о латвийском истэблишменте, а информация, как известно, – ключ к решению многих проблем. Особенно в период расцвета в государстве шантажа и коррупции.

Почти за год до падения «Banka Baltija» Ричард Палмер с женой неожиданно исчезли из юрмальского особняка. Как рассказывала нам потом прислуга «Восьми люксов», все свидетельствовало не об отъезде, а о бегстве – жильцы даже не собрали личные вещи, они были раскиданы по всему дому...

Досье Палмера

Пять с половиной лет Ричард Палмер служил в американской армии: сначала во Вьетнаме, а потом в качестве офицера армейской разведки в Европе. После этого он 20 лет проработал в Оперативном директорате ЦРУ, из которых 18 лет провел за рубежом, большую часть -- в Европе. По его собственному признанию, за время службы в ЦРУ 9 лет он занимался расследованием международных схем отмывания денег и криминальной деятельности. 11 лет он провел в разных регионах в качестве руководителя баз и станций ЦРУ.

Российскую организованную преступность и коррупцию он начал изучать после падения Берлинской стены – в 1989 году. Этот опыт он использовал, занявшись в частной фирме расследованием финансовых мошенничеств и международных экономических преступлений. Позже он зарегистрировал свою компанию «Cachet International, Inc.» с офисами в Вирджинии и Вашингтоне, которая специализировалась на возвращении внутренних и зарубежных долгов, расследованиях в области бизнеса – особенно в бывшем СССР. В октябре 1998 года Палмер провел в Вашингтоне семинар «Возвращение долгов в России и из нее». В дополнение к американским клиентам, среди которых было 100 совместных предприятий, он представлял интересы компаний из России и стран бывшего СССР, заинтересованных в розыске некоторых фирм-должников в США и в оффшорных банковских зонах.

Ко всему прочему Палмер был признан Федеральным судом США экспертом-свидетелем в области организованной преступности, коррупции официальных лиц и банковской системы России и стран бывшего СССР. В 1997 году он написал монографию и статью в журнале «Тенденции в организованной преступности» о разграблении СССР, которая в начале 2000 года переросла в книгу. В этой области он выступал в качестве советника на двух крупнейших телевизионных каналах США и в нескольких газетах и журналах, консультировал американских полицейских, читал лекции о закулисах и истории российской организованной преступности в Университете Нью-Джерси, Университете Tufts в Бостоне и на Международной конференции генеральных прокуроров в Калифорнии.

Громоотвод среди конгрессменов


Возможно, Лавент рассматривал сотрудника ЦРУ Палмера как своего рода громоотвод – и от местных политиков, и от «блуждающих радикалов» эпохи первоначального накопления капитала. Особых каверз с его стороны он не ожидал. И, на первый взгляд, вполне обоснованно.


21 сентября 1999 года Ричард Палмер – уже владелец и президент компании «Cachet International, Inc.» – выступил в Конгрессе США с докладом о проникновении российской организованной преступности в финансовую систему Запада. Речь шла о нашумевшем на весь мир деле о масштабном отмывании российских денег через «Bank of New York». И Латвии в этом 39-страничном докладе была посвящена не одна страница.


Палмер говорил об организованной преступности в стране, о контрабанде, о высоком уровне коррупции. Особенно досталось Андрису Шкеле. Американский эксперт напомнил, как в бытность Шкеле заместителем министра сельского хозяйства под крылом его ведомства была создана частная фирма, через которую было «разбанковано» 55 миллионов долларов зарубежных кредитов.


«Не только российские банки и фирмы заслуживают пристального изучения, – предупреждал американских конгрессменов Палмер. – Латвия, бывшая советская республика, уверенно готовится стать членом Европейского союза и НАТО. В июне 1999 года Рига (Латвия) стала местом, где Люси Эдвардс от имени «Bank of New York» рассказывала о том, как избегать проблем с американским законодательством в вопросе об отмывании денег».


Характерная деталь: в своем докладе он ни разу не упомянул «Banka Baltija». Однако был ли Ричард Палмер так же сдержан в сообщениях своему непосредственному начальству в бытность сотрудником ЦРУ? Скажем, приложил ли резидент руку к тому, что при подготовке визита президента США Билла Клинтона в Ригу летом 1994 года сотрудники посольства США в Латвии вычеркнули Лавента из списка приглашенных на прием по этому случаю?

Еще одна неафишируемая деталь биографии бывшего американского резидента в Латвии заставляет пристальнее задуматься о его роли в судьбе «Banka Baltija». По его словам, выполняя последнее задание ЦРУ, он с 1992 по 1994 год возглавлял центр «в бывшем Советском Союзе». «В течение трех лет тогда я работал в качестве консультанта по бизнесу и безопасности, а также в качестве директора по обучению в одном расположенном в России банке. (По срокам похоже, что речь идет о «Banka Baltija». Случайно или сознательно в этом случае Палмер перепутал Латвию с Россией? Или он одновременно работал и в другом российском банке? – Авт.) В результате я накопил опыт, основанный на прямых контактах со структурами безопасности и полицейскими службами в бывшем СССР, а также с представителями российских банков, бизнеса, организованной преступности и коррумпированными официальными лицами», – рассказывал Палмер в 1999 году во время слушаний в конгрессе США.

Со слов американца можно предположить, что он входил в состав специальной группы ЦРУ, проводившей операцию по обнаружению каналов отмывания денег из бывшего СССР. И тут, возможно, и скрывается самое таинственный момент в нашей истории. Ведь руководил работой группы не кто иной как один из самых знаменитых двойных агентов конца 20-го века Олдрич Эймс! Тот самый российский «суперкрот» Олдрич Хейзен Эймс, которого в 1994 году выследило и задержало Федеральное бюро расследований США (ФБР)!

Явление Олдрича Эймса


Сын кадрового сотрудника ЦРУ Олдрич Эймс рано начал свою карьеру. Как свидетельствует советский дипломат Сергей Дивильковский, в 1962 году, получив диплом магистра истории в Чикагском университете, Олдрич Эймс «нанялся на конторскую работу» в ЦРУ, а в 1967-м он был принят на курсы подготовки оперативных сотрудников разведки. В 1969-м 28-летним молодым человеком Эймс был откомандирован в Анкару, где занимался созданием агентурной сети из антисоветски настроенных мусульман на территории СССР. В 1972-м он вернулся в США, затем работал в Мексике, где в 1981-м встретил свою будущую жену, девушку из знатной колумбийской семьи Марию дель Росарио Касас Дюпуи. В 1986-1989 годах Эймс был американским резидентом в Риме. В ЦРУ он достиг поста главы советского и восточно-европейского отдела.

Позже, давая показанию по делу своего мужа, Мария дель Росарио Касас Дюпуи рассказала, что с советской разведкой Эймс начал сотрудничать в 1985 году. Псевдоним он выбрал себе необычный – «Колокол».

По данным западных средств массовой информации, за время своей работы Эймс «сдал» Москве несколько десятков агентов ЦРУ и других западных спецслужб в СССР, в том числе генерала Главного разведывательного управления (ГРУ) при Генштабе Вооруженных сил СССР Дмитрия Полякова, сотрудников Первого главного управления КГБ СССР Олега Гордиевского, Геннадия Вареника, Леонида Полещука, Валерия Мартынова, Сергея Моторина, Владимира Пигузова и Бориса Южина, завербованных западными разведками.

Эймс нанес огромный урон национальной безопасности США. Он был приговорен к пожизненному заключению за шпионаж в пользу России и стал заключенным № 40087-083 в специальном блоке федеральной тюрьмы Алленвуд штата Пенсильвания.

Провал операции «Кремль»


Бывшего начальника советского отдела ЦРУ Олдрича Эймса арестовали (обратите внимание на дату!) 21 февраля 1994 года. За его спиной уже был почти 10-летний опыт работы на КГБ, полторы сотни сорванных операций американской разведки и т.д. И еще: Олдрич Эймс пустил под откос операцию ЦРУ, которая ставила целью отследить каналы отмывания через иностранные банки денег, выделенных России Международным валютным фондом. По существу скандал с делами так называемой «кремлевской семьи» мог разгореться уже тогда. Но по информации The Times, операция ЦРУ, которая вела «напрямую к Борису Ельцину, провалилась, когда русский шпион Олдрич Эймс раскрыл ее».

К этой цитате из влиятельной британской газеты просится десяток восклицательных знаков. Ведь речь по существу идет о том, что американские спецслужбы были в курсе тайной бухгалтерии кремлевского окружения за много лет до скандалов с величайшим завхозом всех времен и народов Павлом Бородиным, олигархом Борисом Березовским, дочерью Бориса Ельцина Татьяной Дьяченко, задолго до скандалов с Bank of New York, FIMACO, Benex, Mabetex, Mercata Trading, Andava, Forus, Seabeko, Golden ADA и т.п.

Надо полагать, что информацию о тех, кого позже начали называть «семьей», ЦРУ собирало не только, а может, и не столько для того, чтобы устроить показательное разоблачение. Такая информация стоит не в пример дороже, пока она остается конфиденциальной. Однако весь гениальный план лопнул из-за одного человека – руководителя отдела ЦРУ Олдрича Эймса.

О том, как была провалена эта операция ЦРУ, рассказала на слушаниях в конгрессе США ее участница, менеджер вашингтонской фирмы по оборонному консультированию Карон фон Герке-Томпсон. По ее словам, если бы не Эймс, американские спецслужбы смогли бы найти доказательства, что российские власти отмывают деньги через американские банки, еще в 1993 году.

Тогда к фон Герке-Томпсон обратился российский бизнесмен Александр Конаныхин. В начале 1990-х сын известного спортивного комментатора, специализировавшегося на фигурном катании и связанного с КГБ, возглавлял крупный Всероссийский биржевой банк. За молодым человеком, которому едва перевалило за двадцать, маячили люди в таких лампасах, что при упоминании их имен полстраны вытягивалось по стойке смирно. В вице-президентах банка ходил бывший глава советской разведки в Западной Европе генерал КГБ Н.Леонов, в членах правления – министр финансов СССР В.Орлов, а в президентах Российской национальной службы экономической безопасности – одной из структур банка – глава Первого Главного управления КГБ СССР генерал-полковник Леонид Шебаршин.

В 1991 году Всероссийский биржевой банк сделал удачную ставку, профинансировав кампанию Бориса Ельцина. Награда не заставила себя ждать. Конаныхин купался в лучах кремлевской благосклонности. «Я был, пожалуй, самым богатым человеком в России, – рассказывал он позже. – У меня был первый в России 600-й «мерседес». А также правительственная дача и ЗИЛ, которые перешли потом к Черномырдину... Меня сопровождали сотрудники Главного управления охраны президента Ельцина. У меня был такой же ЗИЛ, что и у президента, почетный эскорт и вооруженные автоматчики. Кроме того, меня охранял Шебаршин... Я свободно въезжал на своем ЗИЛе в Кремль и входил в любую дверь. Если Ельцин был в рабочем кабинете, он никогда не отказывал мне в беседе. В отличие от других «кремлевских» я ждал приема не более часа...»

Однако досыта насладиться плодами победы московскому плейбою довелось недолго. Выполнив поставленную задачу, осенью 1992 года Всероссийский биржевой банк канул в Лету.

Примерно в то же время Конаныхин, по словам фон Герке-Томпсон, предложил ей организовать оффшорный банк для серьезных российских клиентов. Он сказал, что представляет в Америке банк «Менатеп», который контролирует 1,7 млрд. долларов, принадлежащих сливкам российской политики и общества, в том числе и семье Ельцина. Привыкший решать все дела сходу и без затей, Конаныхин тут же попросил фон Герке-Томпсон раздобыть сотню-полторы «натурализованных» паспортов для самых привилегированных клиентов и сотрудников «Менатепа».

Недолго думая фон Герке-Томпсон доложила о контакте в ЦРУ – непосредственно руководителю департамента, занимавшегося странами бывшего СССР. Там о Конаныхине уже знали, ему даже присвоили кличку The Kid (Детка). Фон Герке-Томпсон рассказали, что Конаныхин и основатель «Менатепа» Михаил Ходорковский «замешаны в изощренной операции по отмыванию миллиардов долларов, украденных сотрудниками КГБ и высокопоставленными государственными чиновниками» и попросили сыграть роль подсадной утки с тем, чтобы взять ее нового будапештского знакомца с поличным при передаче паспортов. Однако больше на связь с американкой Конаныхин так и не вышел. Позже фон Герке-Томпсон узнала, что операция пошла прахом из-за Олдрича Эймса.

Судьба же Конаныхина сложилась и вовсе загадочно. В Будапеште его якобы похитили неизвестные лица, однако он ухитрился от них сбежать. Да не куда-нибудь, а в США. В Вашингтоне ФБР взяло его под свою охрану, несколько лет он жил в скандально известном отеле «Watergate». США не выдали российской прокуратуре обвиняемого в хищении 300 млн. долларов Конаныхина. Информация не в пример дороже, пока она остается конфиденциальной...

Фрагменты мозаики


А теперь попробуем сложить разрозненные части мозаики. Олдрича Эймса американские спецслужбы арестовали в феврале 1994-го. Ричард Палмер, который, вероятно, работал под руководством Эймса, с 1992 по 1994 год возглавлял центр ЦРУ, располагавшийся непосредственно на територии «Восьми люксов» – юрмальской резиденции владельца «Banka Baltija».


Лавент полагает, что резидента ЦРУ Палмера сместили с должности после того, как шальной фоторепортер газеты «Юрмала опубликовал снимок центра ЦРУ. Но разве не логичнее предположить, что точку в карьере сотрудника ЦРУ Палмера поставила история с Эймсом? Остается вопросом и то, какая часть информации, полученной из юрмальской резиденции, поступала в штаб-квартиру ЦРУ в Лэнгли, а какая – через Эймса – на Лубянку. Ответ на этот вопрос, возможно, мог бы пролить свет на роковой поворот в судьбе «Banka Baltija» и Александра Лавента.

Учитывая роль, которую Олдрич Эймс сыграл в развале операции по отслеживанию каналов отмывки «кремлевских денег», совсем иначе выглядит появление в Риге после ареста Лавента группы ФБР США, которая обещала оказать латвийским правоохранительным органам помощь в расследовании дела «Banka Baltija».

Судя по тому, в каком «расхристанном» виде обвиненительное заключение пришло в суд, американцы помогли не столько латвийским прокурорам, сколько самим себе, удовлетворившись изъятием базы данных «Banka Baltija», содержавшей бесценную конфиденциальную информации о движении по счетам сотен тысяч клиентов банка – в том числе и нерезидентов. Причем, по признанию Лавента, «иногда с очень известными фамилиями».

Сотрудники ФБР скопировали все файлы, находившиеся в компьютерах, включая и уничтоженные, которые специалистам удалось восстановить. Кто знает, может, среди них были и файлы, которыми чуть раньше, в результате действий Олдрича Эймса, не смогло завладеть ЦРУ. Какие «известные фамилии» имел в виду Александр Лавент? Не те ли, которые через несколько лет всплыли в связи с серией скандалов в швейцарских и американских банках? Как бы то ни было, единственным общественно ощутимым результатом изъятия, произведенного в Риге, стал организованный ФБР в 1995 году семинар в Будапеште.

История с Олдричем Эймсом заставляет гораздо внимательнее прислушаться к словам Александра Лавента о трех тысячах нелегалов, инфильтрованных в Латвию в конце 1980-х. Невольно вспоминаешь, что едва ли не самую негативную позицию в отношении любых разговоров о санации «Banka Baltija» занял в решающие дни 1995 года американский репатриант Улдис Клаусс, назначенный Банком Латвии на должность президента «Banka Baltija», после того как детище Лавента на короткое время перешло в руки государства.

Надо сказать, что версию со спецслужбами мы обсуждали с разными людьми. Профессионалы по преимуществу отвечали сдержанно или вообще уклонялись от ответа. Так, известный борец с «русской» мафией в США, служивший в разное время детективом ФБР и главой следственного отдела прокуратуры Нью-Йорка Питер Гриненко и имевший в Латвии бизнес уже с 1987 года (!), каждый раз, когда мы ему задавали вопрос о «Banka Baltija», загадочно улыбался и обещал поделиться информацией в следующий раз. Кое-кто говорил, что вся наша конструкция содержит элементы теории заговора.

А вот президент «Banka Baltija» Талис Фрейманис, уже выйдя на свободу, назвал именно версию со спецслужбами наиболее вероятной причиной краха «Banka Baltija»…

Продолжение следует.

Татьяна Фаст, Владимир Вигман 

09-04-2018
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать